«Школа волшебства»: художественная гимнастика для особенных детей
  • Ведущий магазин товаров для художественной гимнастики
  • 8(800) 500-13-67
    8(495) 648-65-37, Заказать звонок
  • Доставка по всей России

Понедельник–пятница с 10 до 18

Сб - Вс: Выходной

«Школа волшебства»: художественная гимнастика для особенных детей

«Школа волшебства»: художественная гимнастика для особенных детей

Интервью с Ольгой Поповой, учредителем и президентом АНО "Школа Волшебства"

1 Июля 2019
104

Мы очень любим брать интервью и задавать вопросы интересным людям – гимнасткам, производителям спортивной одежды и аксессуаров, авторам ярких проектов на грани спорта и искусства. И кажется, у нас получается.

Однако, интервью с Ольгой Поповой (учредителем и президентом АНО "Школа Волшебства") стало для нас одним из самых необычных. Почему? Речь пойдет о детях с особенностями развития – в российской художественной гимнастике. Любой тренер и здравомыслящий человек назвал бы открытие «Школы» самоубийством: ни помещения, ни тренерского состава, ни инвентаря, никаких методических разработок, адаптированных под наших детей. Только мечта, скудный семейный бюджет и мама, которая встала и пошла вместе со мной в спортзал

Любой тренер и здравомыслящий человек назвал бы открытие «Школы» самоубийством: ни помещения, ни тренерского состава, ни инвентаря, никаких методических разработок, адаптированных под наших детей. Только мечта, скудный семейный бюджет и мама, которая встала и пошла вместе со мной в спортзал.

«Грация&Спорт»: Здравствуйте, Ольга! «Школа Волшебства» – действительно, уникальное явление. Расскажите, как развивалась идея ее создания? Были ли ориентиры за пределами России, на которые вы обращали внимание? С какими трудностями пришлось столкнуться?

Ольга Попова:  Добрый день. Уникальны наши дети, а «Школа Волшебства» - это необходимая реальность. И не только российская. Я никогда не думала, что создам школу для людей с синдромом Дауна, даже когда родилась Настя, и нам поставили, тогда казалось, чудовищный диагноз. Я продолжала работать на телевидении по специализации в уверенности, что наше государство входит в развитые страны и нет проблем в развитии ребенка, с дополнительной хромосомой он или нет. Но чем старше становилась Стася, тем ближе подбиралась черная дыра, поглощающая все усилия семьи, ребенка, специалистов.

Сначала я думала, что это из–за нехватки информации в обществе, и мы с коллегами создали медиа – портал «Другая Россия», где стали освещать вопросы людей с особенностями развития. Но это ничего не решало, Настя и ее друзья становились все старше, а время играло не в нашу пользу. Затем Вселенная дала возможность встать у руля московского отделения Special Olympics, основанное семьей Кеннеди – Шрайвер (это действительно замечательное движение, которое охватывает весь мир и позволяет людям с интеллектуальной недостаточностью принимать участие в спорте), и я подумала – отличный шанс запустить секции для наших детей по всей Москве.

Идея "Школы Волшебства" окончательно сформировалась именно после российской «кухни» Special Olympics. Понадобился год, чтобы понять, что хватит кивать на теть и дядь из правительства, ждать «манны небесной» - надо брать и делать самим. Все виды спорта (настольный теннис, художественная гимнастика, спортивная акробатика, легкая атлетика, бадминтон) и творческие дисциплины были выбраны по двум критериям. Первый: я видела и знала, что могут наши дети, и отталкивалась от их возможностей и потребностей. Второй: эти виды спорта востребованы за пределами России. Например, по художественной гимнастике среди ребят с синдромом Дауна проводятся Trisome Games, опять же, Special Olympics - пусть и в общей категории (не выделяя нас в отдельный дивизион или подгруппу).

Мы решились, и 7 февраля 2018 года стартовала первая группа гимнастики – экспериментальная – она состояла из двух девочек–подростков: моей дочери и ее подруги Лины. Любой тренер и здравомыслящий человек назвал бы открытие «Школы» самоубийством: ни помещения, ни тренерского состава, ни инвентаря, никаких методических разработок, адаптированных под наших детей. Только мечта, скудный семейный бюджет и мама, которая встала и пошла вместе со мной в спортзал. Мы не стали наступать на грабли, которые проходят все некоммерческие организации или клубы – не стали просить и ждать муниципального помещения. Выбрали зал с коммерческой арендой, подходящий нам под виды спорта и по местоположению – так, чтобы потенциальным спортсменам было удобно добираться из любой точки Москвы и области. А трудностью, пожалуй, стал возраст наших спортсменок. Это подростки – от 11 до 16 лет. Подростки, которые не то, что плие и па де буре не делали, а прыгать не умели – и тем более, ловить мяч.Все движения, все элементы приходится разбивать на мельчайшие поворотики и шажки, а потом эту многотысячную мозаику собирать вместе. И горе тренеру, если он не нашелся, как разбить, показать и выучить тот или иной элемент.

Все движения, все элементы приходится разбивать на мельчайшие поворотики и шажки, а потом эту многотысячную мозаику собирать вместе. И горе тренеру, если он не нашелся, как разбить, показать и выучить тот или иной элемент.

«Грация&Спорт»: Расскажите, пожалуйста, как проходят ваши занятия по художественной гимнастике? Ведь это непростая дисциплина, да и подход к обучению и тренировкам имеет свои особенности?

Ольга Попова: Да, художественная гимнастика – технически сложный вид спорта. Это с виду кажется, чего тут особенного - ленточкой помахать. Когда я вижу в глазах родителей или гостей «Школы» смешинки или гнев от того, что девочки жалуются на усталость или не выполняют элемент, ставлю их рядом. Даю ленту или обруч в руки и предлагаю в нашем режиме пройти тренировку. 

Начинали мы занятия с 45 минут – они, скорее, были общеразвивающими: мы учились и до сих пор учимся разворачивать стопу, держать осанку, выполнять элементарные прыжки, шаги, но сразу работали с предметами – лентой, мячом, обручем (приучали). Было неприятным открытием, что моя собственная дочь и Лина, которые по сравнению с другими ребятами с синдромом достаточно спортивные, не могут оторвать себя от земли в прыжке, что для них вообще сложно прыгать, что есть огромные проблемы с координацией и тем более равновесием. Уже после первых занятий было понятно, что классическая методика не подходит, что «растяжка до слез» и «команды со скамейки» - приведут только к потере спортсмена и отрицательному результату.

Наши дети особенные не только по хромосоме, многие из них невербальные, у кого–то проблемы со зрением, у кого–то слухом, у кого–то оперировано сердце, у кого–то сложности с поведением, кто–то принимает таблетки - и тренер должен знать какие, чтобы понять: сейчас ребенок будет перевозбужден или, наоборот, заторможен. У кого–то атланто – осевая нестабильность шейных позвонков, и это значит, никаких акробатических элементов. Все это приходится учитывать. Более того – наши дети визуалы, им нужны показывать каждую деталь, работать все время вместе с ними. Сел ты – сели и они, отвлекся на звонок - и они ушли в «раковину». Нет такого, что ты сказал «сейчас мы берем ленту и делаем зигзаг со скрестным шагом». Все движения, все элементы приходится разбивать на мельчайшие поворотики и шажки, а потом эту многотысячную мозаику собирать вместе. И горе тренеру, если он не нашелся, как разбить, показать и выучить тот или иной элемент. Наши спортсмены очень ранимы, они чувствуют эмоциональный фон тренера, и быть успешными для них крайне важно. 

Но, я отвлеклась. С сентября 2018 года мы перешли со старшими на полуторачасовые тренировки. У нас появилась младшая группа (девочки от 3 лет). Они занимаются в группе 45 минут, на индивидуалке - 60. В октябре провели первый турнир – всего 4 девочки приняли участие (остальные в силу отъезда на реабилитацию пропустили соревнования). Провели по программе Special Olympics – программы по 30 секунд. Задача была простая и сложная одновременно: проверить, смогут ли гимнастки справиться с волнением и выйти на публику, и вообще - смогут ли воспроизвести программу без подсказок. 

(а ведь в мире есть потрясающая Испанская сборная по художественной гимнастике, где дети тренируются вместе с нормотипичными сверстниками начиная с 2-3 лет, входят в национальную сборную, являются гордостью страны) я понимаю, что мы в самом начале.

В мире есть потрясающая Испанская сборная по художественной гимнастике, где дети тренируются вместе с нормотипичными сверстниками начиная с 2-3 лет, входят в национальную сборную, являются гордостью страны. Я понимаю, что мы в самом начале.

После турнира мы многое пересмотрели – ужесточили дисциплину, увеличили нагрузку. К мартовскому «Кубку Школы Волшебства» пришли 10 спортсменок, 4 в старшей группе (программы по 50 секунд и уже полноценные 1,5 минуты) и 6 в младшей (в том числе, наши чудесные воспитанницы из Елизаветинского детского дома). 

Сейчас «сборники» (их 6 человек, те что поедут на Чемпионат Мира в Анталию, Trisome Games) тренируются в группе 3 раза в неделю по полтора часа, 2 часа хореографии: классической и современной, плюс индивидуальные занятия. 

К счастью, в феврале этого года мы из почасового зала ушли в свои постоянные помещения, оборудовали хореографический зал станком и зеркалами, обросли инвентарем – купили профессиональные мячи и обручи. Это дает возможность тренироваться и еще раз тренироваться. Ведь теперь в программах есть и кувырки, и перекаты, и волны, и прокатки, и перекидки, и тандю, и так далее. У некоторых девочек получается по 3–4 часа тренировочного времени в день. И лишь два выходных в неделю. Но, глядя на наших соперников с синдромом Дауна (а ведь в мире есть потрясающая Испанская сборная по художественной гимнастике, где дети тренируются вместе с нормотипичными сверстниками начиная с 2-3 лет, входят в национальную сборную, являются гордостью страны) я понимаю, что мы в самом начале.  

«Грация&Спорт»: Мы знаем, что вы организуете участие деток в соревнованиях. Часто ли они проводятся, много участников?

Ольга Попова: Да, как я уже и сказала, мы проводим в конце октября «Турнир Школы», и в конце марта – «Кубок». Касаемо художественной гимнастики, кроме нас в столице никто не тренирует ребят с синдромом Дауна по данному виду спорта. По другим дисциплинам: в спортивной акробатике –два наших «бойца» (ситуация в Москве аналогична художке, мы на сегодня единственные), по настольному теннису и бадминтону участников много (соревнования общие среди ментальников). Мы приглашаем дружественные организации на состязания, однако, ребят с синдромом Дауна во всех видах спорта мало (пожалуй, только кроме футбола, который развивает для наших солнышек БФ «Синдром любви»). В 2019 на турнир, надеюсь, успеет подготовиться и выйти наша младшая группа.

 Мы не кружок, где дети прыгают и пляшут. У нас дети «пашут», это их работа – и тяжелая работа.

Мы не кружок, где дети прыгают и пляшут. У нас дети «пашут», это их работа – и тяжелая работа.

«Грация&Спорт»: С какими предметами работают дети в гимнастике?

Ольга Попова:  Со всеми. Сегодня уже со всеми. Любимым предметом у всех девочек остается лента. На втором месте обруч, затем мяч. Скакалка и булавы нравятся единицам – они слишком «болючие». Но эти единицы с самоотверженностью их крутят и кидают, хотя, по-прежнему, проблемой остаются различные прыжки.

«Грация&Спорт»: В классической художественной гимнастике работают тренеры, спортивные психологи, другие специалисты. Расскажите, пожалуйста, о тренерском составе - и тех, кто задействован на тренировках.

Ольга Попова: У нас каждый специалист, будь он тренером или сурдопедагогом–дефектологом, в первую очередь должен быть психологом. Перепады настроения, подростковые «сюрпризы» и сложности – такие же, как и у нормотипичных сверстников. К тому же у каждой из девочек есть свой страх – кувырки, выход на публику один на один, начало тренировки, неудача – все это в комплексе решает тренер и другие педагоги «Школы». Если говорить именно о художественной гимнастике – то за акробатику отвечает Любовь Николаевна Попова (она тренер по спортивной гимнастике с 80-х годов), за хореографию – Валерия Юрьевна Зырянская (студентка МГПУ ПИФКиС), за работу с предметами - я. Зная, насколько наши дети перегружены занятиями, врачами, походами по всяким специалистам, мы для «сборников» после тренировки ввели релаксирующие занятия рисованием, арт–терапией, мастерскими (от варения мыла до создания украшений из натурального камня). На новый учебный год в планах ввести еще несколько расслабляющих, но в то же время, обучающих дисциплин.

«Грация&Спорт»: Как родителям особенного ребенка устроить его в вашу «Школу Волшебства»?

Ольга Попова: В первую очередь, взвесить свои силы. Мы не кружок, где дети прыгают и пляшут. У нас дети «пашут», это их работа – и тяжелая работа. Поэтому вам нужно понять, готовы ли вы системно, минимум два раза в неделю привозить ребенка на тренировки. Если у вас в год 2-3 выезда на море на реабилитацию, то это не к нам, если у вас дача и тусовки – это не к нам. Если у вас на лето – домик в деревне, пальма или поездка к бабушке – это не к нам. Нет системы - нет результата. Наши дети уже через неделю без тренировок смотрят на мир девственно чистыми глазами. У нас нет государственных праздников и выходных. Есть месяц каникул, Новый год и 9 мая. Остальное время мы работаем – наши дети работают.

Во–вторых, записаться на просмотр по почте schoolvolshebstva@yandex.ru, приехать и определиться вместе с тренером по виду спорта (не всегда у ребенка склонность к тому виду, на который родитель его привел) и по характеру тренировок. Важно понять, способен ли ребенок сразу влиться в группу или сначала индивидуальные. Этого не стоит бояться, потому что в художке без индивидуальных никуда. Все программы отрабатываются только на персональных занятиях).

В–третьих, собрать нужные справки и документы: допуск педиатра и заключение ортопеда на атланто – осевую нестабильность шейных позвонков. Это основной пакет документов при принятии в «Школу Волшебства». Он очень расширится, когда ваш ребенок попадет в сборную и будет выходить на городские и международные соревнования.

В–четвертых, понять, что профессиональный спорт удовольствие недешевое. Одни купальники чего стоят! А художественная гимнастика – это элитарный, красивый спорт – наравне с теннисом, конным спортом и гольфом.

Вы ко всему готовы и хотите, чтобы у вашего солнышка была не прыгающая, а красивая походка, чтобы «иксы» и стопы были скорректированы, плечи развернуты, а глаза смотрели вперед, а не в землю?! Хотите мировых поездок и пьедесталов?! Тогда вам к нам).

«Грация&Спорт»: Некоторые клубы художественной гимнастики принимают на занятия взрослых. Часто это люди, которые хотят реализовать свою мечту, когда возраст уже совсем не "гимнастический". Мы знаем, что ваша "Школа" принимает взрослых - а есть те, кто начинает заниматься у вас именно гимнастикой?

Ольга Попова: Наша «Школа Волшебства» принимает на занятия с 2–х лет и до бесконечности. Самой взрослой гимнастке – 16. Начала заниматься в 15. Для классической художки это нонсенс. Если у вас ребенок с синдромом Дауна (а он ребенок и в 60, 30, 40 или более лет), то да, мы работаем и с этим возрастом. К счастью, в мире солнечных хромосом нет ограничения по возрасту, в том числе и на мировой спортивной арене.

«Грация&Спорт»: Вы делаете очень большое дело. Напоследок, хотелось бы попросить у вас три главных совета родителям особенных детей.

Ольга Попова: Система, система, и еще раз система – в любом занятии, будь то спорт или творчество. И самое главное – разглядите в своем ребенке ту вишенку, которая сделает его жизнь. Каждый человек имеет свой талант, наша родительская задача - вовремя рассмотреть уникальность и поверить в свое дитя. Дайте возможность человеку с особенностями, и он вас удивит.

Система, система, и еще раз система – в любом занятии, будь то спорт или творчество. И самое главное – разглядите в своем ребенке ту вишенку, которая сделает его жизнь. Каждый человек имеет свой талант, наша родительская задача - вовремя рассмотреть уникальность и поверить в свое дитя. Дайте возможность человеку с особенностями, и он вас удивит.

А мы в свою очередь гордимся тем что с 2019-го года магазин "Грация&Спорт" стал партнером "Школы Волшебства" - и оказывает поддержку прекрасным людям, развивающим этот крайне важный для нашей страны проект.

Быстрый заказ
Формат: +7(950)505-05-00
Нажимая кнопку «Отправить», даю своё согласие на обработку моих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.